Вы здесь

Статья 43. Вина судов в столкновении

СТ 43 КВВТ РФ

1. В случае, если столкновение судов произошло по вине одного из судов, убытки несет то судно, по чьей вине произошло столкновение.

2. В случае, если столкновение судов произошло по вине двух или более судов, ответственность каждого из них за убытки определяется соразмерно степени вины. В случае, если невозможно установить степень вины каждого из судов, ответственность за убытки распределяется между ними поровну.

3. Ни одно из участвовавших в столкновении судов не предполагается виновным, если не доказано иное.

4. Ответственность, установленная пунктами 1 и 2 настоящей статьи, наступает и в случае, если столкновение судов произошло по вине лоцмана, если даже лоцманская проводка была обязательной.

5. Владельцы судов, виновных в столкновении, отвечают солидарно перед третьими лицами за вред, причиненный в результате смерти или повреждения здоровья людей, причем судовладелец, уплативший большую сумму, чем ему следует уплатить в соответствии с пунктом 2 настоящей статьи, имеет право регресса к другим судовладельцам.

Комментарий к Статье 43 Кодекса внутреннего водного транспорта РФ

1. Пункт 1 данной статьи распределяет бремя несения расходов на возмещение вреда от столкновения судов и при взаимодействии судов, приравненном к столкновению (в дальнейшем в тексте это подразумевается при фразе "столкновение судов"), в случае, когда в столкновении виновато одно судно. На первый взгляд сложностей не возникает - кто виноват, тот и платит. Но тем не менее есть необходимость рассмотреть некоторые ключевые моменты, к числу которых относятся:

1) смысл самого понятия "вина судов";

2) тот факт, что судовладелец - это владелец источника повышенной опасности;

3) некоторые вопросы распределения обязанности возмещения вреда в зависимости от специфики титула (вида прав на судно).

Исходя из логического и грамматического толкования фраз "вина судна" и "убытки несет судно" видно, что под термином "судно" надлежит понимать судовладельца. Судно - это индивидуально-определенная вещь, и само собой понятно, что оно не может быть в чем-то "виновато" или "нести убытки". Фраза "убытки несет то судно, по чьей вине произошло столкновение" означает, что обязанность возместить вред возлагается на соответствующего судовладельца, будь то организация или физическое лицо. Для того чтобы обязать организацию возместить вред, следует установить, что в действиях (бездействии) лиц, относящихся к ее коллективу, выражалась деятельность самой этой организации, в данном случае организации-судовладельца. Согласно п. 1 ст. 1068 ГК РФ за такие действия организация отвечает как за свои собственные - его формулировка: юридическое лицо либо гражданин возмещает вред, причиненный его работником при исполнении трудовых (служебных, должностных) обязанностей. Вся гл. 59 ГК РФ признает работниками организаций (и физических лиц, хотя в области ВВТ это реже, чем судовладелец-организация) граждан, выполняющих работу на основании трудового договора (контракта), а также граждан, выполняющих работу по гражданско-правовому договору, если при этом они действовали или должны были действовать по заданию соответствующего юридического лица или гражданина и под его контролем за безопасным ведением работ.

Впоследствии, если будет установлено конкретное лицо, виновное в причинении вреда, это лицо несет ответственность перед организацией в порядке регресса.

Например, установлено, что в нарушение п. 155 Правил плавания по ВВП РФ капитан, непосредственно управляя судном, после получения от обгоняемого судна сигнала "Предупреждение" не запросил разрешение на обгон и принял решение обгон осуществить, вследствие чего произошло столкновение судов. В данном случае капитан, как непосредственный судоводитель, может быть привлечен к ответственности по возмещению вреда в регрессном порядке перед организацией, которой принадлежит управляемое им судно.

Если в действиях (бездействии) лица, которое непосредственно причинило вред, деятельность самой организации не выражалась, то эта организация не несет ответственности. Обязанность возместить вред будет возложена только на это лицо. Таким образом, в действии (бездействии) членов экипажа судна и иных лиц, непосредственно осуществляющих управление и эксплуатацию судна, выражается деятельность судовладельца. То есть "вина судна" - это вина судовладельца, "убытки несет судно" - убытки несет судовладелец. Следует заметить, что не всегда в действиях кого-либо из экипажа будет выражаться деятельность судовладельца. В частности, судовладелец не несет ответственности за невыполнение капитаном судна обязанностей, установленных п. п. 4 и 5 ст. 30 КВВТ РФ. Напомним, это обязанность капитана судна, если он может сделать это без серьезной опасности для своего судна и находящихся на нем лиц, оказать помощь любому лицу, терпящему бедствие на воде. Также обязанность капитанов каждого из столкнувшихся судов оказать помощь другому участвовавшему в этом столкновении судну, его пассажирам и членам его экипажа. Капитаны столкнувшихся судов обязаны сообщить друг другу названия своих судов.

Применительно к данной статье судовладелец - это юридическое или физическое лицо, владеющее судном в силу права собственности, иного вещного права или в силу договорных отношений, например арендатор судна. Здесь в наличии должны быть одновременно два критерия: юридический и материальный. Юридический критерий означает, что владельцем признается лишь то лицо, которое обладает в отношении судна соответствующим правомочием - правом собственности, иными правами. Материальный критерий означает, что владельцем признается лишь тот титульный владелец, который одновременно с наличием титула (прав) осуществляет над судном фактическое господство, то есть эксплуатирует его непосредственно. Последний критерий имеет важное значение, когда судно в момент причинения вреда принадлежит одновременно нескольким лицам.

Следующий важный момент заключается в том, что согласно п. 1 ст. 1079 ГК РФ использование транспортных средств относится к деятельности, создающей повышенную опасность для окружающих. Это значит, что судовладелец является владельцем источника повышенной опасности. В данном случае источником повышенной опасности будет судно с находящимися на нем механизмами, оборудованием и снаряжением (критерий объекта) и деятельность по управлению судном и его эксплуатации (критерий деятельности). К этой же группе относятся и находящиеся на судне опасные грузы, но здесь есть некоторые нюансы. Возмещение вреда, причиненного источником повышенной опасности, в том числе при их взаимодействии, представляет собой отдельный вид деликтных обязательств.

По правилам ст. 1079 ГК РФ владелец источника повышенной опасности обязан возместить вред, причиненный этим источником, если не докажет, что вред причинен вследствие непреодолимой силы (например, стихийного бедствия или военных действий, подробнее об этом в комментарии к главе 10) или умысла потерпевшего. Владелец источника повышенной опасности может быть освобожден судом от ответственности полностью или частично в случае грубой неосторожности потерпевшего. В этой ситуации размер возмещения вреда должен быть уменьшен или в возмещении может быть отказано. При этом не допускается отказ в возмещении вреда при причинении вреда жизни или здоровью человека. Вина потерпевшего не учитывается при возмещении дополнительных расходов, при возмещении вреда в связи со смертью кормильца, а также при возмещении расходов на погребение (п. 2 ст. 1083 ГК РФ). Владелец источника повышенной опасности не отвечает за вред, причиненный этим источником, если докажет, что источник выбыл из его обладания в результате противоправных действий иных лиц (судно могут угнать). В этом случае отвечает лицо, противоправно завладевшее источником. Если в противоправном изъятии виновен и сам владелец источника, то ответственность может возлагаться как на лицо (лиц), противоправно завладевшее источником, так и на самого владельца. Владельцы источников повышенной опасности солидарно отвечают за вред, причиненный третьим лицам в результате взаимодействия источников повышенной опасности. Вред, причиненный самим владельцам источников повышенной опасности в результате взаимодействия этих источников, возмещается на общих основаниях.

Все сказанное в полной мере относится и к судовладельцам, но здесь есть и некоторые особенности, связанные со спецификой титула. В частности, если вред причинен арендованным судном на условиях аренды судна с экипажем, то обязанность возместить вред законом возлагается не на владельца судна, а на арендодателя. Это не противоречит правилам ст. 1079 ГК РФ, так как при такой аренде на судне остается экипаж арендодателя. Если в причинении вреда будет виноват только арендатор, арендодатель имеет право на предъявление требований о возмещении вреда в регрессном порядке. При аренде судна без экипажа за вред отвечает арендатор и здесь уже он имеет право на регресс к арендодателю, если вред наступил только по вине последнего, но арендатор должен это доказать.

Главная черта ответственности за вред, причиненный источником повышенной опасности, состоит в том, что владелец источника отвечает за вред без вины. Поэтому в случае, если вред причинен судном и (или) в результате деятельности по его эксплуатации и по управлению им, но при этом нет столкновения судов или иного их взаимодействия, надлежит применять изложенные выше правила ст. 1079 ГК РФ, а также общие правила возмещения вреда.

Сказанное выше имеет отражение и в практике Верховного Суда (см. Постановление Пленума ВС РФ от 26.01.2010 N 1 "О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина").

Однако, напомним, что в комментируемой статье речь идет именно о взаимодействии судов как источников повышенной опасности. В случае же, если в результате столкновения судов или взаимодействия судов, приравненного к столкновению, вред причинен только самим судовладельцам, правило п. 1 ст. 43 КВВТ РФ надлежит понимать прямо, как принцип ответственности за вину. Такие же отношения складываются между судовладельцами и в случае, если при этом вред причинен третьим лицам. Кроме того, судебной практикой уже давно выработаны правила возмещения вреда, причиненного самим владельцам источников повышенной опасности при их взаимодействии. Согласно п. 25 Постановления Пленума ВС РФ от 26.01.2010 N 1, при причинении вреда жизни или здоровью владельцев источников повышенной опасности в результате их взаимодействия вред возмещается на общих основаниях (статья 1064 ГК РФ), то есть по принципу ответственности за вину. При этом необходимо учесть следующее:

- вред, причиненный одному из владельцев по вине другого, возмещается виновным;

- при наличии вины лишь владельца, которому причинен вред, он ему не возмещается;

- при наличии вины обоих владельцев размер возмещения определяется соразмерно степени вины каждого;

- при отсутствии вины владельцев во взаимном причинении вреда (независимо от его размера) ни один из них не имеет права на возмещение вреда друг от друга.

В рассматриваемой ситуации эти правила будут сведены к следующему:

1) вред, причиненный одному из судовладельцев по вине другого, возмещается виновным;

2) в том случае, если виноват только судовладелец, которому причинен вред, вред ему не возмещается;

3) при наличии вины нескольких судовладельцев размер возмещения определяется соразмерно степени вины каждого;

4) при отсутствии вины судовладельцев во взаимном причинении вреда ни один из них не имеет права на возмещение, вред в этом случае возмещается только третьим лицам, при его наличии.

Данные правила надлежит применять в случае транспортировки судном опасного груза, при отношениях в этой ситуации судовладельца и грузовладельца. Опасный груз также является источником повышенной опасности. Ответственность за вину при взаимодействии источников повышенной опасности отражена и в судебной практике (см., например, Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 03.09.2007 N А56-2433/2006; Постановление Четырнадцатого арбитражного апелляционного суда от 08.05.2014 N 14АП-2410/14 и др.).

Таким образом, если в случае столкновения судов вред причинен только самим судовладельцам, сложностей не возникает. Если же при этом причиняется вред иным лицам, то сложность состоит в том, что судовладелец, как владелец источника повышенной опасности, должен отвечать за причиненный вред даже при отсутствии его вины, но законодатель в комментируемой статье устанавливает принцип ответственности за виновное причинение вреда. Поэтому в данном случае правила комментируемой статьи надлежит толковать в совокупности с правилами ст. ст. 1079 и 1081 ГК РФ. Согласно п. 3 ст. 1079 ГК РФ владельцы источников повышенной опасности солидарно отвечают за вред, причиненный в результате взаимодействия этих источников третьим лицам. Столкновение судов - пример такого взаимодействия. Если по требованию потерпевшего вред ему возмещен тем из причинителей, который является невиновным, то последний в регрессном порядке может переложить убытки на виновного причинителя вреда. То есть в конечном счете бремя несения расходов по возмещению вреда ложится на виновного причинителя. Если требование о возмещении вреда предъявлено судовладельцу, который невиновен в столкновении, он может предъявить регрессное требование виновному судовладельцу. Повреждение или утрата груза, багажа, которая явилась следствием столкновения судов, в итоге приведет к тому, что конечное бремя по возмещению вреда будет возложено на виновное судно (см. комментарий к статье 44 КВВТ РФ).

2. Столкновение судов может произойти по вине как одного, так и нескольких судовладельцев. В последнем случае наступает необходимость в установлении степени вины каждого из судов, участвовавших в столкновении. Ответственность в этом случае определяется соразмерно степени вины, а если степень вины каждого из судов установить невозможно, то ответственность за убытки распределяется между судовладельцами поровну. Смысл данного правила в том, чтобы снять лишнее бремя с тех судовладельцев, степень вины которых ниже. Данная норма инкорпорирована в национальное право и имеет своими корнями морское право. Согласно ст. 4 Конвенции для объединения некоторых правил относительно столкновения судов (Брюссель, 23.09.1910), если неправильное действие общее, то ответственность каждого из судов соразмерна тяжести неправильных действий, каждым из них совершенных; однако если по обстоятельствам дела соразмерность не может быть установлена или если неправильные действия представляются равнозначащими, то ответственность разделяется в равных долях.

Во всех случаях при столкновении судов применяется традиционное для гражданского права деление вины на три вида:

1) умысел;

2) грубая неосторожность;

3) простая неосторожность

Например, согласно п. 150 Правил плавания по ВВП РФ, судно при подходе к непросматриваемому и затруднительному участку, где встречное судно заблаговременно визуально обнаружить невозможно, должно сообщить о подходе по радиотелефонной связи и уменьшить ход. Предположим, что судоводитель одного из судов не сделал это умышленно (мотив здесь не играет вообще никакой роли), а судоводитель другого судна, зная о таком участке из карт маршрута следования, сделать это попросту забыл. В первом случае налицо умысел, во втором - грубая неосторожность. Таким образом, степень вины - категория субъективная и она должна устанавливаться (как и сам факт наличия вины) в ходе процессуальной деятельности в совокупности со всеми другими обстоятельствами столкновения.

Необходимость устанавливать степень вины предполагает и закрепление в п. 3 ст. 43 КВВТ РФ презумпции невиновности судов, участвовавших в столкновении. Данная норма носит по существу охранительный характер, устанавливая обязанность доказать наличие вины кого-либо из судовладельцев, прежде чем будет установлена обязанность возместить вред. Само же доказывание достигается, как правило, в ходе процессуальной деятельности. В гражданском и арбитражном процессе бремя доказывания возлагается на заинтересованное лицо, а правоприменитель (соответствующий суд) обязан создать условия для этого. При наличии в столкновении судов признаков состава административного правонарушения или преступления доказывание будет осуществляться в порядке, установленном КоАП РФ и УПК РФ.

3. В целях обеспечения навигации и безопасности судоходства предусматривается лоцманская проводка судов. Пункт 4 ст. 43 КВВТ РФ сохраняет рассмотренную ответственность судовладельцев и в случае, если столкновение судов произошло по вине лоцмана, даже если лоцманская проводка судов была обязательной. Подробно вопросы лоцманской проводки судов рассмотрены в комментарии к ст. 41 КВВТ РФ. Здесь следует лишь отметить, что законодатель, не позволяя судовладельцам перекладывать вину на лоцмана, стремился предотвратить возможные сбои в работе лоцманских служб. Этим объясняется и установленная в п. 6 ст. 41 КВВТ РФ обязанность лоцманских служб и организаций страховать свою гражданскую ответственность на случай возмещения вреда, который может быть причинен судовладельцу по вине лоцмана. Поэтому, если будет установлено, что столкновение судов произошло по вине лоцмана, государственная лоцманская служба или негосударственная организация по лоцманской проводке судов будет обязана возместить вред судовладельцу, а именно владельцу того судна, которое являлось виновным в столкновении. Если сумма страховой выплаты окажется недостаточной, подлежит уплате разница между суммой страховой выплаты и суммой, необходимой для возмещения вреда. Аналогичные правила содержатся и в КТМ РФ. Единственная особенность в этом случае заключается в возможности лоцманской организации ограничить ответственность суммой, равной десятикратному размеру лоцманского сбора, но при этом такое ограничение не допускается в случае, если убытки, причиненные судну, явились результатом действия (бездействия) лоцмана, совершенного в форме умысла или грубой неосторожности.

4. В случае если столкновение судов повлекло смерть или повреждение здоровья людей, судовладельцы отвечают солидарно. Данное правило, по сути, дублирует норму п. 3 ст. 1079 ГК РФ, а также норму ст. 1080 ГК РФ. Размер возмещения вреда в данном случае определяется по правилам параграфа 2 гл. 59 ГК РФ. В случае грубой неосторожности потерпевшего размер возмещения такого вреда может быть уменьшен, но отказ в его возмещении не допускается. Вина потерпевшего не учитывается при возмещении вреда в связи со смертью кормильца, при возмещении расходов на погребение и при возмещении дополнительных расходов. При этом подлежит компенсации моральный вред, причем независимо от вины причинителя (ст. 1100 ГК РФ). Распределение бремени несения расходов на возмещение вреда осуществляется на основании правил п. 2 комментируемой статьи. Судовладелец, который уплатил большую сумму, чем это соответствует степени его вины, имеет право на регресс к другим судовладельцам.